Информаторий: Учение о примарном тоне, закрытом звуке и регистрах в певческом и речевом голосе

Учение о примарном тоне, закрытом звуке и регистрах в певческом и речевом голосе

Всякий человеческий голос обладает способностью модулировать, то есть давать различные видоизменения в своем звучании. Чем у поющего лучше голос, чем он сам более музыкален и музыкально развит, имеет лучший вкус в толковании и исполнении музыкальных произведений, тем большее число оттенков своего голоса он может создать.

Среди модификаций различаются более приятные для уха и ценные и малоценные, даже неприятные для слуха, каковыми являются горловой и носовой оттенки звука. Мы здесь говорили об общепринятом взгляде на качество звука среди европейских народов.

Но взгляды и вкусы различных наций разнообразны до предела. И если порочное, с нашей точки зрения, звучание голоса, имеющего горловую и носовую окраску, нами совершенно отвергается, то эти же качества звука при пении у некоторых народов являются обязательными для лучшего восприятия и оценки исполнителя.

Но каковы бы ни были эти модуляции, если внимательно прислушиваться к каждому голосу, то можно заметить несколько звуков у каждого певца и вообще у каждого человека, характеризующих основной тембр данного голоса. Это характерное звучание настолько присуще каждому человеку, что в итальянских документах, удостоверяющих личность данного человека, даже обязательно указывался, наряду с различ- •ными приметами, и тембр голоса владельца документа. Как нет людей, черты лица которых вполне совпали бы друг с другом, так нет людей, обладающих совершенно одинаковым тембром голоса.

Каковы бы ни были варианты голоса, в нем всегда можно найти основные, только данному голосу присущие, особенности, составляющие его индивидуальные свойства, его собственный тембр.

Ввиду того, что с течением времени на этот основной тембр голоса наслаивается много искусственных, ему не принадлежащих, черт, эти природные звуки большей частью скрываются под создавшимися наслоениями. Но все же, внимательно анализируя каждый голос, среди разнообразных звуков, производимых им, можно всегда услышать те звуки, которые, повторяясь, звучат всегда одинаково и наиболее свободно и непринужденно. Если взять начинающего учиться петь человека, то среди разнообразных ненужных мимических движений и вынужденных положений рта, языка и шеи мы видим ряд звуков, где все эти ненужные движения пропадают и голос начинает звучать легко. По качеству этих звуков можно судить о том, представляется ли голос данного лица заслуживающим внимания для того, чтобы над ним работать, и могут ли представиться какие-либо надежды на его дальнейшее развитие и совершенствование. Замечено, что эти звуки, которые у каждого человека являются как бы органически слитыми с тембром его голоса, даже в случае самого уродливого и неосторожного обращения со своим голосом, как это часто бывает у лиц, не получивших никаких художественных навыков, не имеющих никакого представления об основах вокальной школы, меньше страдают и меньше поддаются тем дурным привычкам и изменениям, которые так часто бывают у них.

В каком же отделе певческого объема голоса у певца можно отыскать те варианты, о которых только что шла речь? Установлено, что в огромном большинстве случаев ими оказываются два или три звука его голоса, нах.одящиеся в первой октаве его певческого диапазона. Эти самые звуки являются теми, которыми наиболее часто, даже несознательно, стремится пользоваться человек, так как они являются привычными тонами его обычной разговорной речи.

Эта особенность относительно простого нахождения хорошего звучания голоса на нескольких средних тонах дала основание ряду специалистов певцов и физиологов утверждать о существовании так называемого примарного тона у каждого вокалиста, а особенно у лиц, начинающих учиться пению. Физиологи называют примарным тоном основной тон данного звука без сопровождающих его обертонов.

Вокальные педагоги несколько иначе определяют понятие о примарном тоне. Вначале говорили об основном тоне, из которого и надо исходить при начале обучения пению. Потом этот тон получил название «примерного». Называли его и «нормальным» тоном.

Легче найти у человека примарный тон в ею обычной, повседневной речи на спокойном тексте. Это оказывается тем тоном, к которому при ряде повышений и понижений тонов, сопровождающем любую речь, всегда возвращается голос. Называли еще этот тон «начальным тоном». Некоторые педагоги говорили: «Если вы хотите, чтобы голос стал красивым, сильным и полным и чтобы он развивался без труда во всем своем объеме, следует изучать его свойства с первого же урока, исходя из начального тона.

Начальный тон представляет такой природный звук голосовых связок, который при своем возникновении может быть отыскан только при пении пиано и дальше должен быть развиваем до тех пор, пока не освободится от всех шероховатостей и недочетов и не начнет звучать чисто, свободно и легко».

Мюллер-Брунов, кцчЪрый первый воспользовался выражением «примарный тон», определяет его таким образом: 1«При- марным тоном называется такой тон, который является наиболее естественным, звучит наиболее красиво, резонаторные качества которого ближе всего подходят к идеальному тону и который создан правильным смешением грудного и головного резонансов.

Сформироваться такой тон может только при условии свободного звукообразования, что значит устранение всех вредных привычек, устранение всех тех препятствий, которые мешают голосу, благодаря неправильным дыхательным движениям, неправильным движениям гортани и мышц глотки и рта. Тон этот должен возникать без участия мышц корня языка, подбородка и без злоупотребления работой грудных мышц. Проще говоря, примерным тоном можно назвать самый простой, свободный и естественный тон, который может произвести данное лицо».

Методически примарный тон характеризуется тем, что при нем Учитывая все взгляды и суждения о том, что представляет собой примарный тон, можно свести его определение к тому, что примарным тоном можно назвать тот самый простой и обычный, легкий и естественный звук, который может взять данный певец.

Иногда можно встретить певцов, обладающих умением владеть двумя, тремя голосовыми тесситурами, «о если вслушаться в их пение в разных тесситурах, то всегда можно определить ту истинную, так сказать, родную их тесситуру, в которой голос их звучит наиболее хорошо и без какого бы то ни было усилия и напряжения. А в этой же, истинной для них тесситуре в том месте первой октавы, которая уже приблизительно известна, и можно определить истинный примарный тон у данного человека.

Большинство опытных вокальных педагогов от этого тона и советуют исходить для певческих занятий и упражнений.

Певческие и речевые тоны не совпадают. Если у басов, баритонов и контральто они находятся близко друг от друга, то у теноров и почти всех женских голосов, кроме контральто, они отстоят обыкновенно друг от друга на октаву и значительно реже на квинту.

Если отметить на нотной бумаге до с числом колебаний 256 в одну секунду, то от этой ноты две октавы вверх и две октавы вниз и составляют границы человеческих голосов, за редкими случаями перехода этих границ в ту или иную сторону.

Надо отметить ту замечательную 'особенность человеческого голоса, что от до с числом колебаний в 256 в одну секунду один тон выше и один тон ниже имеются в каждом певческом голосе как низком, так и высоком. Они могут звучать как при обычной манере пения, так и при пении фальцетом. В тот момент, когда еще малоопытный вокалист подходит к этим нотам, он начинает ощущать большое затруднение при предстоящей ему необходимости взятия этих звуков. Внешний вид его, если присмотреться в эту минуту к певцу, представляется очень напряженным: певец старается инстинктивно набрать больше воздуха в легкие, шире открыть рот. У поющего в это время появляется сдавленный, горловой звук или неожиданно он начинает петь фальцетом.

Помимо этих явлений, которые указывают на какие-то затруднения, появляющиеся у певца при этих нотах, многие начинают неправильно произносить гласные, причем А звучит, как Е, У—как О и т. д.

увеличивается сила голоса и расширяется его диапазон.

* Замечено, что подобное изменение дикции может случаться даже и в разговорной речи, когда говорящему случается перейти пределы своих голосовых границ.

Описанные явления, главным образом, наблюдаются у неопытных певцов. Если имеется достаточный опыт в деле владения своим голосом, то певец старается умело отойти за препятствие, «закрывая звук».

Знаменитый педагог Гарсиа описывает этот момент таким образом, что в это время гортань стоит низко, язык имеет ложечкообразную форму, а мягкое нёбо поднято предельно высоко.

Музехольд и Гузман таким образом характеризуют картину голосового аппарата при закрытом звуке: Надгортанник при закрытом» звуке выпрямляется, гортань в это время широко открыта. Наоборот, при открытом звуке надгортанник сильно прикрывает гортань. Черпаловид- ные хрящи при закрытом звуке выпрямляются, что несколько растягивает голосовые связки.

При открытом звуке ложные связки надвигаются несколько на истинные голосовые связки так, что последние кажутся уже, а при закрытом звуке ложные связки отодвигаются и видимая поверхность истинных голосовых связок делается шире.

Ротовое отверстие при закрытом звуке становится уже. Если задать себе вопрос, в чем заключается необходимость закрытого звука у певца, то на него можно дать такой ответ: человеческий голос имеет два главных резонатора. Нижний большой—грудная клетка, верхний малый—головные резонаторы. Если звук повышается, то грудной резонатор может действовать до определенной границы, вслед за этим начинают действовать головные резонаторы. Сразу же происходит заметное изменение звука, порой, далеко не в пользу певца. Для того, чтобы избежать этот резкий переход, опытный вокалист пользуется закрытым звуком. Для этого он создает искусственные, как бы промежуточные резонаторы, расширяя очень сильно глотку, которая играет роль связующего резонатора между большим грудным и малым головным.

В образовании «закрытого звука» принимают участие и голосовые связки, а также изменяется в этот момент способ дыхания, так как открытый звук певец может протянуть до 35 секунд, а закрытый до 20 секунд.

При открытом звуке ясно выделяется первый обертон, а при закрытом усиливается основной тон. Закрытый звук значительно богаче обертонами, и он кажется более ярким.

Что же касается ощущений поющего во время пения закрытым звуком, то они, по объяснению большинства из них, вполне совпадающих в описании, гласят, что в это время теряется привычное ощущение удара звуковых волн о корни передних зубов верхней челюсти и появляется такое чувство, что звук не выходит обычным путем, через рот, а как будто проходит через лицевые кости. И в этом вопросе не избегли крайностей. Некоторые предлагают настолько расширить количество тонов, на которые они советуют распространить пение закрытым звуком, что опрокидывают все установленные по этому поводу понятия. От подобного расширения качество звучания несомненно проигрывает, так как такое естественное проявление особенности человека, как звуко- голосообразова- ние, не терпит насильственных крайностей.

Комментарии